Висло-Одерская операция

С 12 января 1945 г. по 3 февраля 1945 г.
Разгром 35 немецких дивизий за 20 дней
— 1 человек проголосовал
Первым делом в выпуске я читаю материалы из следующей рубрики:

Следите ли вы за выходом новых материалов вестника «Календарь Победы»?

Военная операция

Варшава ждет освобождения

К концу 1944 года обстановка на центральном участке советско-германского фронта определялась результатами наступления Красной Армии в рамках летне-осенней кампании. Успешные действия войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов в Белоруссии и в правобережной Украине, создали благоприятные условия для дальнейшего продвижения наших армий в западном направлении. Советским войскам на завершающем этапе операции «Багратион» и Львовско-Сандомирской операции удалось полностью очистить от захватчиков Украинскую и Белорусскую союзные республики, часть Восточной Польши и выйти к восточному берегу Вислы. Также наши армии захватили ряд стратегически важных плацдармов на левом (западном) берегу Вислы: Магнушевский плацдарм в 60 километрах южнее Варшавы, а также Пулавский и Сандомирский плацдармы севернее польской столицы.

Немецкое военное руководство четко осознавало значимость угрозы, которую представляли данные плацдармы. Именно поэтому гитлеровцы предприняли ряд попыток выбить наши войска с захваченных рубежей, но позиции были не только удержаны, но и расширены.

К концу ноября 1944 года была закончена разработка плана зимней кампании, ключевая роль в которой отводилась войскам 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов под командованием маршалов И.С.Конева и Г.К.Жукова. Эти два фронта должны были стать главной ударной силой на Варшавско-Берлинском направлении, как на самом коротком пути к столице Третьего Рейха. Развитая сеть автомобильных и железнодорожных дорог позволяла развернуть и использовать большое количество войск и боевой техники, осуществлять широкий маневр силами и средствами как по фронту, так и в глубину.

Ввиду исключительной важности данного направления основные силы группы армий «А» под командованием генерал-полковника Йозефа Харпе были сосредоточены именно здесь. Немецкая группировка опиралась на хорошо подготовленную линию обороны, глубина которой достигала 500-600 километров и представляла собой 7 хорошо оборудованных для долговременной осады защитных рубежей. Самыми мощными из которых были 1-й рубеж, пролегавший вдоль Вислы, и 6-й, выстроенный по границе Германии 1939 года. Кроме обороны, возведенной по берегам рек Висла и Одер, практически все крупные города были превращены в опорные оборонительные пункты, среди них Модлин, Варшава, Радом, Краков, Лодзь, Быдгощ, Познань, Шнайдемюль.

Но надежды Гитлера были связаны не только с плотной обороной. Он по-прежнему был убежден в скором расколе антигитлеровской коалиции и видел будущее Рейха в своеобразном буфере между СССР и западными странами. Эти надежды возникли не на пустом месте. Боязнь потерять свой контроль над средствами производства и своими капиталами заставляла капиталистические страны поддерживать любые силы в Европе, лишь бы власть не перешла к левым партиям, настроенным просоветски. Примером, подтверждающим эти слова, может служить всесторонняя поддержка движения четников в Югославии и Варшавское восстание, о котором стоит рассказать отдельно.

С выходом советских войск к пригородам Варшавы 1 августа 1944 года в городе вспыхнуло восстание против немецких оккупантов, но потерпело сокрушительное поражение, осложнив и без того непростую ситуацию в регионе. Восстание было организовано Армией Крайовой под руководством польского правительства в изгнании, которое находилось в Лондоне. Целью бунта был захват контроля над Варшавой и дальнейшее его распространение на всю Польшу. Сделано это было для того, чтобы перехватить политическую инициативу у просоветски настроенного Польского комитета национального освобождения, временного органа исполнительной власти Польши, работавшего параллельно с польским правительством в изгнании. Но ряд обстоятельств помешал исполнению этого плана. Во-первых, подполье не сообщило о своих планах советскому руководству, чтобы скоординировать свои действия с войсками Красной Армии и совместными усилиями очистить город. Очевидно, что объединенный удар был бы гораздо более эффективным, но руководители польского подполья были настроены принципиально против этого в силу понятных политических мотивов. Во-вторых, время было выбрано крайне неудачно, так как советские войска, измотанные длительным наступлением, были максимально ослаблены и не могли оказать помощь восставшим. Союзники попытались вмешаться в дела региона, и даже с помощью авиации сбросили в город оружие и патроны, но все это в основном досталось немецкому гарнизону, чем гитлеровцы и воспользовались. В результате восстание завершилось полным провалом, привело к неоправданным человеческим потерям и серьезным разрушениям в городе. Позже в этой неудаче был обвинен как Советский Союз, который не пришел на помощь, так и союзники, отмежевавшиеся от этой затеи после ее провала, несмотря на изначальную активную ее поддержку.

Гудериан, на тот момент начальник немецкого генерального штаба, позже так написал об этом:

«... Не подлежит сомнению, что восставшие поляки декларировали верность польскому правительству в изгнании, которое находилось в Лондоне, откуда они и получали приказы. Восставшие представляли интересы консервативного и ориентированного на Запад крыла польского общества...»

Как видно, надежды Гитлера на раскол в рядах его противников были совсем не беспочвенны, и не были реализованы во многом благодаря тому, что Советский Союз на тот момент был наиболее мощной военной силой на континенте, и союзники не решились вступить с ним в открытое противостояние.

В целом, восстание в Варшаве никак не повлияло на положение советских войск, и серьезной корректировки планов не потребовалось. Зимой 1945 года советским фронтам предстояло взломать немецкую оборону на 500-километровом участке по фронту, от Варшавы до Ясло, после чего раздробить стратегический фронт противника и уничтожить группу армий «А» по частям.

На первом этапе операции 1-му Белорусскому фронту предстояло наступать в общем направлении на Познань, а 1-му Украинскому — на Бреслау, и к 10-12 дню операции достигнуть рубежа обороны проходившей по линии Быдгощ — Познань — Бреслау.

Более детально план кампании был отражен в директивах, направленных командующим фронтов.

Решение поставленных Ставкой задач требовало серьезной подготовки. В первую очередь, началось усиление обоих фронтов за счет резервов. В период с октября по декабрь 1944 года в состав фронтов было включено дополнительно 8 общевойсковых и 3 танковые армии. Также группировка советских войск была усилена пятью авиационными корпусами и двумя артиллерийскими корпусами прорыва. Два фронта получили почти половину от всего количества танков, орудий и минометов, поступивших за это время в действующую армию.

К началу января 1945 года общая численность и состав войск 1-го Белорусского фронта исчислялась следующими цифрами: свыше 1 100 000 солдат и офицеров, порядка 14 000 орудий и минометов, 3 000 танков и самоходных артиллерийских установок, более 2 200 самолетов.

1-й Украинский фронт располагал следующими силами: 1 100 000 тысяч солдат и офицеров, более 3 200 танков и самоходных артиллерийских установок, более 2 500 самолетов.

Советским войскам противостояла немецкая группа армий «А» в составе 17-й и 19-й полевых армий, а также 4-й танковой армии. Всего в междуречье Вислы и Одера было сосредоточено 36 немецких дивизий, в том числе 4 танковые и 2 моторизированные дивизии, общей численностью порядка 560 000 человек при поддержке 5 000 орудий и минометов, а также 1 200 танков и самоходных артиллерийских установок. С воздуха немецкую группировку прикрывало свыше 630 самолетов 6-го воздушного флота.

Наряду с укреплением боевой мощи, в рамках подготовки к операции, серьезную работу проделали инженерные войска. Для обеспечения быстрого ввода в бой войск второго и третьего эшелона, а также для снабжения действующих армий всем необходим, на протяжении всей операции военными строителями было построено свыше 2 000 километров тыловых и фронтовых дорог, восстановлено и построено более тысячи мостов. Также для обеспечения скорейшей переброски войск на плацдармы инженерными войсками было оборудовано множество переправ и низкопролетных мостов. Так, к началу января 1945 года на каждую общевойсковую армию приходилось 2-3 моста через Вислу, грузоподъемностью от 16 до 60 тонн.

Наряду с военными к предстоящему наступлению готовились и санитарные части, оборудовались полевые и эвакуационные госпитали. Для улучшения координации между войсками на протяжении всего периода подготовки в штабах фронта и штабах армий проходили непрерывные штабные учения, так называемые оперативные штабные игры, на которых отрабатывались все возможные сценарии развития ситуации, а также взаимодействие как между различными родами войск, так и между отдельными подразделениями.

Советское военное руководство прекрасно понимало, что наличие крупных плацдармов на западном берегу Вислы не позволит скрыть места главных ударов и поэтому основные силы были направлены на то, чтобы скрыть время начала наступления, а также количество сил, которые будут в нем участвовать.

Позже командующий 1-м Украинским фронтом, маршал Советского Союза Конев вспоминал:

«... Кому не ясно, что если одна сторона захватила такой большой плацдарм да еще на такой крупной реке, как Висла, то отсюда следует ждать нового мощного удара… Так что место нашего будущего прорыва для противника не было секретом...»

На завершающем этапе подготовки был включен режим радиомолчания. Одновременно разведка фронтов, в том числе и воздушная, осуществляла непрерывный мониторинг передвижения немецких войск. Также принимались серьезные контрмеры по противодействию разведгруппам Вермахта. Только в полосе фронта Жукова в период с ноября 1944 года по январь 1945 года было задержано свыше 130 немецких разведчиков.

В конце декабря 1944 года Гитлер высказал на совещании мнение, что русские вообще не будут наступать с рубежа Вислы.

Позднее, 9 января 1945 года, схожую мысль высказал и командующий группой армий «Верхний Рейн» Генрих Гиммлер:

«Я не верю, что русские будут вообще наступать»

Тем не менее, к нашему наступлению немцы готовились. Чтобы нивелировать панические настроения в армии, среди солдат и жителей Германии был распространен слух о супероружии.

Комментарии пользователей
Для добавления комментариев вам необходимо Авторизоваться
Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь