Вторая операция Советских ВВС по уничтожению самолетов врага на аэродромах

с 6 Мая 1943 г. по 8 Мая 1943 г.
Вторая операция Советских ВВС по уничтожению самолетов врага на аэродромах
— 1 человек проголосовал
Первым делом в выпуске я читаю материалы из следующей рубрики:

Следите ли вы за выходом новых материалов вестника «Календарь Победы»?

Военная операция

В начале 1943 года стратегическая инициатива полностью перешла в руки наших войск. Были проведены успешные операции на важнейших направлениях: прорвана блокада Ленинграда (налажено сухопутное сообщение), немецко-фашистские войска выбиты с Ржевско-Вяземского плацдарма, освобожден почти весь Кавказ, часть немецких войск оказалась заперта на Таманском полуострове и в Крыму.

К середине весны наступило некоторое затишье, необходимое обеим сторонам. В отсутствие масштабных боевых действий на первый план вышли вопросы снабжения и пополнения войск резервами.

В преддверии боев лета 1943 года обе противоборствующие стороны усилено готовились. Гитлеровцы пытались компенсировать огромные потери своей авиации на Кубани переброской свежих авиационных частей из Европы и подготовкой новых летчиков. Советский Союз, в свою очередь, старался закрепить господство в воздухе и тем самым ослабить готовившееся летнее наступление немцев на Курском направлении. С этой целью были подтянуты резервы, авиатехника в частях заменялась на более современную.

Стоит сказать о двойственности действий наших союзников: с одной стороны, поставки по ленд-лизу оружия и продовольствия нашей армии, а с другой — затягивание открытия второго фронта и поставки через Испанию и Швейцарию частными компаниями сырья в Германию, столь необходимого немецкой армии.

Переговоры об открытии второго фронта велись еще с 1942 года, но в течение двух лет Англия и США откладывали на «завтра» это важное решение.

Завтрак у Народного Комиссара Иностранных Дел тов. В. М. Молотова в ознаменование годовщины Советско-Американского Соглашения

В ознаменование годовщины Соглашения между СССР и США о принципах, применимых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии, Народный Комиссар Иностранных Дел тов. В. М. Молотов дал 11 июня завтрак, на котором присутствовали Посол США г. В. Г. Стэндли, Посол Великобритании г. А. К. Керр, а также дипломатический состав Американского посольства и Главы Американской и Британской Военных Миссий. С советской стороны присутствовали т.т. А. И. Микоян, А. Я. Вышинский, адмирал Н. Г. Кузнецов, генерал-полковник Ф.И. Голиков, В. Г. Деканозов, А. Е. Корнейчук и ответственные сотрудники Наркоминдела.

Завтрак в советском посольстве в США в честь советской делегации на конференции в Хот Спрингс

ВАШИНГТОН, 9 июня (ТАССР). Советское посольство в Вашингтоне устроило завтрак в честь советской делегации на конференции по послевоенным продовольственным вопросам в Хот Спрингс. Среди гостей, присутствовавших на завтраке, были председатель управления по делам военного производства США Нельсон, генерал Бэрнс, помощник государственного секретаря США Ачесон, начальник транспортного управления военного министерства генерал Гросс и другие руководящие деятели.

11 июня Советское правительство направило послания правительствам США и Великобритании, в которых указывалось, что решение президента США Рузвельта и премьер-министра Великобритании Черчилля, откладывающее открытие второго фронта в Европе на весну 1944 г., создает исключительные трудности для Советского Союза. В послании отмечалось, что Советское правительство не находит возможным присоединиться к такому решению, принятому к тому же без его участия и без попытки совместно обсудить этот важнейший вопрос, который может иметь тяжелые последствия для дальнейшего хода войны.

В 1943 году американские компании продали Испании (франкистам) 25 тыс. тонн сульфата аммония и 10 тыс. тонн хлопка. До 28 января 1944 года Америка поставляла в Германию также и нефть.

Из радиопередачи на ЭН-БИ-СИ названной «Говорит госдепартамент» от 22 января 1944 года:
«...США вынуждены продавать Испании нефть, поскольку это предусмотрено комиссионным соглашением, достигнутым с нейтральными странами, в ответ на их обещание воздерживаться от поставок противнику необходимых ему товаров...»

Американская компания «Пратт энд Уитни» поставила в Германию свыше тысячи авиадвигателей, вдобавок продав еще и лицензию на его производство. Этими двигателями были оснащены самые массовые самолеты Германии «Юнкерс-52».

«Нейтральная» Швеция бесперебойно снабжала немецкую промышленность железом и цинком, «нейтральная» Турция — хромом. Без этих поставок производство новейших немецких танков и самолетов было бы невозможно.

В итоге, к 1943 году практически лишенная собственных ресурсов Германия не только не сократила, но и значительно увеличила производство военной техники: танков и самолетов в 1,7 раза, а орудий — более чем в 2 раза по отношению к 1942 году. Львиная доля всего произведенного отправлялась на восточный фронт.

Такое положение вещей давало надежду Гитлеру перехватить инициативу на восточном фронте. Немецкое командование начало подготовку летнего наступления на Курском направлении под кодовым названием «Цитадель». Цель этого плана — разгром советских войск под Курском и новое наступление на Москву.

НАЛЕТ НЕМЕЦКОЙ АВИАЦИИ НА КУРСК

Днем 2 июня немецкая авиация крупными силами произвела пять налетов на железнодорожный узел и город Курск. В этих налетах участвовало до 500 самолетов противника. Некоторое число немецких самолетов прорвалось к городу и беспорядочно сброшенными бомбами нанесло материальный ущерб. Есть жертвы.

При отражении налетов вражеской авиации на Курск развернулись сильнейшие воздушные бои. Наша истребительная авиация в результате этих боев нанесла тяжелое поражение противнику. По предварительным и неполным данным, в районе Курска нашими летчиками сбито в воздушным боях 93 немецких самолета. Кроме того, 30 самолетов противника уничтожено огнем зенитной артиллерии. Таким образом, всего в течение дня в районе Курска сбито 123 немецких самолета. Наша авиация потеряла 30 самолетов.

Важность момента осознавало и наше командование. Добытое в тяжелейших боях тактическое преимущество необходимо было сохранить.
Перед советской армией в общем и авиацией в частности были поставлены следующие задачи: максимально затруднить переброску резервов, техники и продовольствия передовым частям вермахта; снизить активность вражеской авиации.

Таким образом, основными целями на данном этапе должны были стать аэродромы и железнодорожные транспортные узлы противника, а также подвижной состав и самолеты.

Ставка ВГК, в ожидании летнего наступления немцев, на основании данных разведки и состояния собственных вооруженных сил приняла решение о нанесении двух мощных превентивных ударов по авиационным группировкам противника и лишении его подвижного железнодорожного и автомобильного транспорта.

Предполагалось в первый день нанести одновременный массированный удар на участке фронта протяженностью более 1000 км по всем аэродромам противника, где наблюдалось скопление авиации. Затем, в тот же день, планировалось продолжить атаку ночными бомбардировками и дальнейшим нанесением воздушных ударов в течение двух дней, а массированные налеты на железнодорожные объекты должны были осуществляться на протяжении десяти суток.

Директива командования ВВС от 3 мая 1943 года:
«Во исполнение приказа Ставки необходимо подвергнуть одновременному нападению все основные аэродромы авиации противника, на которых установлено скопление самолетов. Основную массу авиации противника подавить в первый же день. Поэтому в этот же день вражеские аэродромы должны быть подвергнуты повторным ударам, а ночью по ним должны действовать ночные бомбардировщики. В последующие два дня, не снижая упорства и настойчивости, продолжать поражение авиации противника как на основных аэродромах, так и на вновь обнаруженных воздушной разведкой... Удары по аэродромам наносить крупными группами, выделяя из их состава необходимое количество авиасредств для подавления зенитной обороны противника»

Первый массированный воздушный удар был нанесен советской авиацией 6 мая 1943 года. В результате этой операции за трое суток было уничтожено на земле и в воздухе свыше 500 самолетов противника.

Из приказа от 4 мая 1943 г.:
«Удары по железнодорожным составам, нападение на автоколонны считать важнейшими задачами наших ВВС»

С 6 по 8 мая был проведен совместный налет сразу шести (1, 2, 8, 15, 16 и 17) воздушных армий на фронте длиною более 1000 км (от Смоленска до Азовского моря). Участвовала авиация Западного, Брянского, Центрального, Воронежского, Юго-Западного и Южного фронта. Строжайшая тайна при подготовке позволила провести столь масштабную операцию, позже известную как «Первая воздушная операция по уничтожению самолетов противника на аэродромах».

В первый же день атаке подверглись 17 вражеских аэродромов, было уничтожено свыше 200 самолетов противника.

ИЗ СВОДОК СОВИНФОРМБЮРО от 9 мая 1943 года:
«...За истекшую неделю, с 2 по 8 мая включительно, в воздушных боях и на аэродромах противника уничтожено и повреждено 930 немецких самолётов. Наши потери за это же время — 235 самолётов...»

Наравне с регулярной армией в операциях по уничтожению коммуникаций противника принимали партизанские отряды.

При подготовке к операции «Цитадель», немецкое руководство в июне 1943 года также провело массированные налеты на советские промышленные центры. Главной мишенью выбрали ГАЗ — Горьковский автозавод им. Молотова.

Налет немецких самолетов на г. Горький

В ночь с 5 на 6 и с 6 на 7 июня авиация противника силами до 100 самолетов пыталась совершить налет на г. Горький. Большая часть вражеских самолетов на подступах к городу была рассеяна нашими ночными истребителями и огнем зенитной артиллерии. Несколько прорвавшихся самолетов противника беспорядочно сбросили бомбы на жилые кварталы. Нанесен некоторый материальный ущерб. Есть жертвы среди гражданского населения. При отражении налетов сбито 12 немецких бомбардировщиков. Наша авиация потерь не имела.

В ночь на 5 июня был совершен первый налет. Был разрушен главный сборочный конвейер, литейный цех, цех шасси. Советское командование не было готово к подобным действиям. 6 июня последовал новый налет на крупнейший завод. Немцы хотели уничтожить ГАЗ полностью. Никто не мог понять, откуда по ночам они прилетают. 7 июня утром, когда на заводе догорал единственный на всю страну цех производства колес, в штаб 15 и 1 воздушных армий пришел приказ: с 20.30 до 21.00 нанести удары по 5 авиабазам Люфтваффе. Исполнить приказ помешали ливни, грунтовые взлетные полосы раскисли. Удар не состоялся. Положение спасли бомбардировщики АДД (авиации дальнего действия). В ночь на 8 июня 102 самолета вылетели к Сещинской, 87 — к Брянску, 75 — к Орлу, именно там были сосредоточены авиабазы противника, атакованные нашими пилотами.

НА ПРИФРОНТОВОМ АЭРОДРОМЕ

Действующая армия, 7 июня./ спецкор. ТАСС/. Командир авиаэскадрильи капитан Бродич только что благополучно привёл группу боевых самолётов с разведки в глубоком тылу противника. Просматривая вражеские аэродромы, воздушные разведчики обнаружили в одном месте значительное скопление машин «ФОККЕ-ВУЛЬФ-189/ сто восемьдесят девять/», засекли стоянку немецкого бронепоезда и зарегистрировали продвижение к фронту вражеского эшелона, …

Так началась вторая операция Советских Военно-воздушных сил по уничтожению самолетов противника на аэродромах. Всего же в атаке с 8 по 10 июня 1943 года были подвержены 28 вражеских аэродромов. В операции приняли участие силы 1-ой, 2-ой и 15-ой воздушных армий, а также авиации дальнего действия. Главными целями стали аэродромы в районе Курской дуги, в городах Сеща, Брянск, Карачев, Орел, Олсуфьево, Харьков. На этот раз удар наносился не утром, как во время майского налета, а вечером. Результатом второго удара с 8 по 10 июня стало уничтожение свыше 245 самолетов противника.

ТАСС. ВЕСТНИК ФРОНТОВОЙ ИНФОРМАЦИИ

ДНЕВНОЙ ВЫПУСК РФИ
НАЛЁТ НА ВРАЖЕСКИЙ АЭРОДРОМ

Действующая армия, 8 июня. (СПЕЦКОРР. ТАСС). Во время одного из разведывательных полетов наши истребители обнаружили невдалеке от линии фронта хорошо замаскированный немецкий аэродром, на котором было сосредоточено большое количество самолетов. Командование приказало истребителям немедленно атаковать аэродром и уничтожить материальную часть.
Советские летчики быстро подошли к объекту и тотчас открыли прицельный обстрел из пушек, а затем обрушили на цель бомбовый груз.
Советские истребители уничтожили на земле 20 (двадцать) «ЮНКЕРCОВ-88 (восемьдесят восемь)», «ХЕЙНКЕЛЕЙ-111 (сто одиннадцать)» и 8 (восемь) машин повредили. Кроме того, несколько машин было сбито в воздухе.

В начале июня налетам советской авиации подверглись 28 аэродромов противника. Учтя опыт майской операции советских ВВС, в июне немецкое командование обратило самое пристальное внимание на усиление ПВО своих аэродромов, что подтверждали наши летчики, вылетавшие в преддверии повторной операции на доразведку. Немецкие аэродромы охранялись не только на ближних, но и на дальних подступах дополнительными силами истребительной авиации, мелко- и среднекалиберной зенитной артиллерии. Советским летчикам приходилось действовать в более сложной обстановке. Наибольшую эффективность имели те вылеты, которые осуществлялись крупными подразделениями самолетов. Причем группа, наносящая бомбовый удар, сопровождалась не менее многочисленной группой, выделенной для подавления средств противовоздушной обороны противника. Большое значение имела тактическая подготовка каждого вылета, составление плана ведения боевых действий.

Мощный удар нашей авиации по аэродромам противника

Вечером 10 и в ночь на 11 июня крупные соединения наших воздушных сил нанесли мощный удар по аэродромам противника. В налетах на вражеские аэродромы участвовало более 700 наших самолетов. Противник прикрывал аэродромы значительными силами истребителей, патрулировавших в воздухе. Наша истребительная авиация вступила в бой с немецкими истребителями и тем самым обеспечила возможность бомбардировщикам подвергнуть эффективной бомбардировке находившиеся на аэродромах самолеты противника.
В результате бомбардировки уничтожено и повреждено по меньшей мере 150 немецких самолетов. Кроме того в воздушных боях в районе аэродромов сбито более 10 самолетов противника. Наши летчики наблюдали огромное число пожаров в местах стоянки вражеских самолетов и в районе ангаров. Отмечены большие пожары и взрывы складов горючего и боеприпасов, расположенных вблизи аэродромов противника. С боевого задания не вернулись 19 наших самолетов.

Примечательно событие, которое привело в дальнейшем к появлению авиационных формирований специального назначения. После нанесения бомбового удара по аэродрому Сеща самолет дальней авиации В-52, который пилотировал командир эскадрильи Бирюков Николай Иванович, предпринял атаку всеми огневыми средствами на радиолокационную установку и мощный прожектор и уничтожил их. Высоко оценив инициативу летчика, командующий авиацией дальнего действия Голованов приказал приготовить специальные предложения по нейтрализации средств противовоздушной обороны противника перед нанесением удара основной группой бомбардировщиков. На основе этих тезисов уже в октябре были созданы полки ночных охотников-блокировщиков дальнего действия, задачей которых была нейтрализация аэродромов ночных истребителей.

Налёт нашей авиации на аэродромы противника

В ночь на 18 июня и днём 18 июня наша авиация произвела налёт на аэродромы противника. Особенно эффективной бомбардировке были подвергнуты немецкие самолёты, находившиеся на одном из аэродромов в Донбассе и на аэродроме противника под Ленинградом. Разрывы бомб наблюдались в местах стоянки вражеских самолётов, на взлётно-посадочных полосах, в районе ангаров и складов. Возникло много пожаров, сопровождавшихся взрывами большой силы. В результате бомбардировки уничтожено на земле большое число немецких самолётов. Три наших самолёта не вернулись на свои базы.

ИЗ СВОДОК СОВИНФОРМБЮРО от 13 июня 1943 года:
«...За истекшую неделю, с 6 по 12 июня включительно, в воздушных боях, на аэродромах противника, огнём зенитной артиллерии и войск уничтожено 498 немецких самолётов. Кроме того, большое количество вражеских самолётов уничтожено и повреждено в результате налётов крупных сил советской авиации на аэродромы противника в ночь на 8, 10 и 12 июня. Наши потери за это же время — 153 самолёта...»
Вечернее сообщение 13 июня:
«В течение 13 июня на фронте существенных изменений не произошло.
Нашей авиацией в Баренцевом море потоплены немецкий транспорт и два сторожевых катера, в Черном море потоплен транспорт противника.За истекшую неделю, с 6 до 12 июня включительно, в воздушных боях, на аэродромах противника, огнем зенитной артиллерии и войск уничтожено 498 немецких самолетов. Кроме того, большое количество вражеских самолетов уничтожено и повреждено в результате налетов крупных сил советской авиации на аэродромы противника в ночь на 8, 10 и 12 июня. Наши потери за это же время — 153 самолета.»
Вечернее сообщение 13 июня

В течение 13 июня на фронте существенных изменений не произошло. Нашей авиацией в Баренцевом море потоплены немецкий транспорт и два сторожевых катера, в Черном море потоплен транспорт противника. За истекшую неделю, с 6 до 12 июня включительно, в воздушных боях, на аэродромах противника, огнем зенитной артиллерии и войск уничтожено 498 немецких самолетов. Кроме того, большое количество вражеских самолетов уничтожено и повреждено в результате налетов крупных сил советской авиации на аэродромы противника в ночь на 8, 10 и 12 июня. Наши потери за это же время – 153 самолета.

Налетам авиации и атакам партизан подвергались не только аэродромы, но и железнодорожные станции, склады, мосты.

Из газеты «Известия» от 2 июня 1943 года:

Налеты нашей авиации на железнодорожный узел Смоленск и станции Карачев, Красный Бор

В ночь на 2 июня наша авиация дальнего действия совершила массированные налеты на железнодорожный узел Смоленск и станции Карачев и Красный Бор. В результате бомбардировки эшелонов противника на железнодорожном узле Смоленск возникло много пожаров, сопровождающихся взрывами. В районе железнодорожной станции Карачев наши летчики наблюдали сильные взрывы складов боеприпасов.
В районе железнодорожной станции Красный Бор (западнее Смоленска) сильной бомбардировке были подвергнуты расположенные здесь крупные склады противника с боеприпасами, горючим, вещевым и инженерно-техническим имуществом. В результате прямых попаданий бомб вся площадь складов была охвачена огромными пожарами. Среди пожаров отмечено много взрывов большой силы.
Все наши самолеты, кроме одного, вернулись на свои базы.

Подводя итоги действий наших сил в весенне-летний период, следует отметить ряд важных моментов:

  1. Уровень командования значительно возрос. Скоординированные действия сразу нескольких фронтов, а также превентивные удары по стратегически важным объектам противника стали неприятным сюрпризом для немецкого руководства.
  2. Успешные действия нашей авиации не только нанесли серьезные потери и снизили активность противника, но и заставили перенести глубже в тыл места базирования авиации.
  3. Гитлеровское командование только с апреля по июнь 1943 года в воздухе и на земле восточного фронта потеряло около 4 тысяч самолетов. В результате гитлеровцы утратили стратегическое господство в воздухе. Частота налетов на советские промышленные центры и части наших войск значительно снизилась, а их эффективность упала, к тому же налеты с дальних аэродромов требовали больше топлива, а значит боевая нагрузка, которую мог нести вражеский самолет, упала.

Все эти факторы в значительной степени определили исход самого крупного сражения 1943 года — битвы на Курской дуге, да и всей Войны в целом.

Комментарии пользователей
Для добавления комментариев вам необходимо Авторизоваться
Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь