Освобождение Правобережной Украины

С 4 марта 1944 г. по 17 апреля 1944 г.
Второй сталинский удар
— 2 человека проголосовало
Первым делом в выпуске я читаю материалы из следующей рубрики:

Следите ли вы за выходом новых материалов вестника «Календарь Победы»?

А знаете ли вы?

Рога и копыта против Гитлера

В годы Великой Отечественной войны лозунг «Все для фронта, все для победы» нашел свое воплощение в самых неожиданных формах. Все население огромной страны трудилось для нужд армии, на защиту отечества были мобилизованы все силы и ресурсы. Для боевой службы создавались специальные подразделения, в состав которых входили четвероногие бойцы. Однако если о военных подвигах лошадей и собак рассказано немало, боевой путь экзотических животных известен немногим.

Наша необъятная страна, протянувшаяся на тысячи километров как с востока на запад, так и с севера на юг, включает более 10 природно-климатических зон, обладающих диаметрально противоположными погодными и ландшафтными особенностями. Для народно-хозяйственных целей в каждой из таких зон использовались свои специфические животные, максимально приспособленные эволюцией к жизни, а человеком к труду в местных условиях.

Фронтовые будни самого северного участка советско-германского фронта, проходившего по заполярным территориям Советского Союза, были чрезвычайно тяжелы из-за сурового климата этих широт, особенно в зимнее время. Уже осенью 1941 года перед командованием Карельского фронта встала острая транспортная проблема. Надвигавшаяся полярная зима грозила оставить большую группировку войск фронта, действующую на огромном по протяженности театре военных действий, без транспортного сообщения. Длительные и обильные снегопады, бураны, сильно пересеченный, каменистый и болотистый рельеф местности исключали возможность эксплуатации имеющихся дорог. Боевые действия на открытых флангах, вне дорог, еще более осложняли снабжение войск. В условиях полного бездорожья и глубокого снежного покрова тундры использование автомобильного и гужевого транспорта становилось абсолютно невозможным. А передовая продолжала требовать постоянного пополнения боезапаса и продуктов питания, необходимо было вывозить в прифронтовую полосу раненых, осуществлять доставку корреспонденции в подразделения. Для решения этих трудных задач командующий Карельским фронтом отдал приказ о формировании оленье-транспортных подразделений.

Многовековой опыт местного населения показал, что в ситуации суровой заполярной зимы наиболее пригодным, а зачастую и единственным, средством передвижения является олень. Условия жизни и приспособленность к суровым условиям Крайнего Севера выработали у оленя хорошо развитые мощные легкие и сильное сердце, что делало его исключительно выносливым и работоспособным животным. Он легко переносил низкие температуры и ветра Заполярья и был весьма неприхотлив в содержании и уходе. Устройства упряжки и нарт достаточно просты и дешевы, корм для оленей необходимо заготавливать в небольших количествах, для их обслуживания нужен маленький штат. Все это делало такой вид войскового транспорта весьма предпочтительным и выгодным.

Для перевозки грузов две-три грузовых нарты привязывались за легковой. Такое построение называлось райдой и управлялось одним оленеводом. Грузоподъемность нарты зависела от выносливости оленя, состояния снежного покрова, метеорологических условий, длины предстоящего пути и темпа движения. Средняя нагрузка на одну нарту составляла до 150 кг, при особо благоприятных условиях — до 250 кг. Оленьи эшелоны, составленные из райд с такой нагрузкой, могли совершить по оленьей дороге переходы от 25 до 35 км в сутки, в качестве исключения — до 50 км. Движение на одиночных легковых нартах для доставки срочных донесений и офицеров связи, происходило значительно быстрее. В случае хорошей дороги скорость передвижения могла доходить до 12-15 км/ч. Летом олени использовались отдельными небольшими группами, как вьючные животные. Для этого применялись специальные седла с максимальной нагрузкой 40 кг.

Первые оленьи эшелоны начали создаваться на территории Мурманской области еще в октябре 1941 года. Их состав собирался в основном из поголовья оленей Ловозерского и Саамского районов и местных оленеводов-саамов. Но этого количества оленей для фронта было недостаточно. В это же время оленьи транспорты стали формироваться и в более удаленных от фронта округах, Коми АССР и Ненецком национальном округе, ставших на долгие годы Войны одними из основных поставщиков поголовья оленей для нужд фронта.

В ноябре 1941 года, когда враг находился на ближних подступах к столице, титанические усилия Государственного Комитета Обороны были направлены на отражение удара неприятеля на этом направлении. Тем не менее, 20 ноября на заседании Государственного Комитета Обороны предпоследним вопросом повестки дня было предложение Военсовета Архангельского военного округа о создании оленье-лыжных батальонов (олбр). Эта инициатива была одобрена, вслед за чем последовало постановление №930-с «О проведении мобилизации оленей, оленьих упряжек и ездовых в Коми АССР и Архангельской области». О масштабах мобилизации можно судить по следующим цифрам:

 

Ненецкий НО

Коми АССР

Олени ездовые

6 000

4 000

Нарты с упряжью

1 200

800

Ездовые (каюры)

600

800

На рубеже осени-зимы 1941 года из далеких заполярных колхозов один за другим потянулись на запад оленье-транспортные эшелоны. Вместе с животными на службу в армию призывалось и местное население, имеющее большой опыт работы с оленями, способное управлять упряжками и умеющее ориентироваться на бескрайних просторах тундры. Оленье-транспортные эшелоны двигались в Архангельскую область к месту формирования воинских подразделений «попасом», то есть своим ходом, кормясь подножным кормом. Прибыть туда, преодолев тысячеверстный трудный путь, предписывалось к началу 1942 года. После укомплектования и обучения части перебрасывались железнодорожным транспортом под Мурманск, к местам боевых действий. К марту 1942 года в 14-ю армию прибыло 12 оленье-лыжных батальонов.

Интересно, что комяцкие и ненецкие олени были лучше приспособлены для военных целей, так как привыкли к строгому кучному выпасу и от стада не отбивались. В то время как их саамские коллеги на свободном просторе разбредались кто куда, и собрать их вместе было весьма непросто.

Одним из организаторов этих новых для армии войсковых единиц стал начальник ветеринарного Отдела Управления тыла 14-й армии военный ветврач 1-го ранга Дмитрий Николаевич Тульчинский. Он проделал большую работу по формированию оленьих транспортов, изысканию внутренних резервов кормов, организации летних оленьих выпасов. 22 марта 1943 года Тульчинский был награжден орденом «Красной Звезды», а 27 октября 1944 года — орденом «Отечественной войны 2 степени».

Работая в течение двух недель в тундре, начальник 669-го Ветеринарного Армейского лазарета, военный ветврач 3-го ранга Ефим Иванович Горбунов лично проводил отбор оленей и мероприятия по организации трех оленьих транспортов. Он непосредственно участвовал в составлении наставления по уходу, содержанию, кормлению и эксплуатации войсковых оленей, что обеспечило в большой степени сохранение оленьего поголовья в работающих транспортах.

13 марта 1942 года военветврач 3-го ранга Е.И.Горбунов был награжден орденом «Красной Звезды».

С первых дней формирования находился на службе в оленьих транспортах опытный оленевод-коми Авраам Меркульевич Канев. После призыва в Красную Армию он совершил тысячекилометровый переход на оленях из Печоры на Мурманское направление. Неоднократно участвовал в боевых операциях 31-й отдельной лыжной бригады (олбр), проявляя смелость и находчивость при доставке боеприпасов, продуктов и эвакуации раненых. Большой опыт работы с оленями позволил ему водить свои райды без потерь, умело укрывая питомцев от вражеской авиации, и сохранять их поголовье при выпасе. Боевая работа пастуха-оленевода 6-го дивизионного оленьего транспорта при 31-й отдельной лыжной бригады ефрейтора А.М.Канева 22 марта 1944 года была отмечена медалью «За боевые заслуги».

С марта 1943 года подразделением, в котором служил ефрейтор Канев, командовал старший лейтенант Евлогий Иванович Сажин. В своей воинской службе Сажин всегда проявлял заботу о своих подчиненных и животных, поддерживал крепкую дисциплину и боевую выучку своих бойцов. С декабря 1941 года он работал на оленьем транспорте, обеспечивая выполнение боевых задач своего подразделения. В мартовских боях 1943 года Сажин за время одной схватки лично эвакуировал с поля боя 13 раненых, в апреле-мае — 16 бойцов. В феврале 1944 года, когда бригада участвовала в штурме опорного пункта гитлеровцев, обеспечивал подвоз боеприпасов и эвакуировал 27 раненых на оленьих упряжках. 26 апреля 1944 года старший лейтенант Е.И.Сажин был награжден орденом «Отечественной войны II степени».

С осени по весну сновали на передовую и обратно в тыл проворные оленьи упряжки. Многие погонщики доставили за это время тонны грузов и множество раненых. За зиму 1942-43 годов оленьи транспорты перевезли 104 366 тонно-километров грузов, а перевозка продфуража войскам составила 71 117 тонно-километрах. Трудно перечислить все обязанности, которые приходились на долю оленье-транспортных подразделений во время долгой полярной зимы.

Части, громившие опорные пункты неприятеля на открытых флангах, разведотряды, действовавшие в тылу противника в отрыве от своих войск, неизменно сопровождались войсковым оленьим транспортом. На нем перевозилось артиллерийское, минометное вооружение, боеприпасы, станковые пулеметы, продовольствие, имущество связи. На нартах эвакуировали раненых и больных, перевозили захваченные трофеи и пленных. В войска, осуществлявшие жесткую оборону, оленье-транспортные подразделения доставляли материалы, необходимые для зимних фортификационных работ. Легковые нарты использовались для доставки срочных донесений и почты, переброски офицеров связи. На оленях выезжали на рекогносцировку командующий 14-й армией Р.И.Панин и даже командующий Карельским фронтом В.А.Фролов. Именно силами оленьего транспорта снабжались посты воздушного наблюдения, оповещения и связи, отдельные отряды и погранзаставы, находившиеся далеко в тундре. С помощью благородных животных проводилась успешная вывозка цветного металла от сбитых самолетов. За зиму 1942-43 годов олени вывезли из тундры 90 тонн цветного металла. Кроме этого на их упряжках вывозили из глуши заблудившихся, сбросившихся на парашютах летчиков и подвозили запасные части к самолетам, совершившим вынужденную посадку.

Особое место в работе оленьих транспортных подразделений занимала санитарная эвакуация. Опыт эвакуации раненых во время боевых действий 31-й олбр показал, что при соответствующей организации на нартах с оленями можно перевозить раненых на расстояния до 150 км, обеспечивая им покой и сохраняя их от обморожений в пути следования. В 6-м дивизионном оленьем транспорте ездовым работал ненец Алексей Яковлевич Ледков. Многих раненных бойцов и командиров довелось доставить ему с передовой в полевой госпиталь, проехав с оленьей райдой десятки километров по снежному бездорожью. Укутанные опытной рукой оленевода в одеяла и шкуры раненые находились в нартах, как в люльках. Ездовой осторожно гнал свой снежный экспресс через кустарник, плавно огибая препятствия и повороты, чтобы не встряхнуть и не потревожить своих пассажиров. На счету Ледкова были десятки спасенных жизней. Мастерство, с которым он руководил оленьими райдами, неоднократно способствовало успеху подразделения при совершении боевых выходов в глубокий тыл врага. Несмотря на опасность для жизни, умело сохранял Ледков вверенное ему поголовье оленей при налетах вражеской авиации. За успешное вождение оленей, обеспечившее выполнение боевых задач, 22 марта 1944 года красноармеец А.Я.Ледков был награжден медалью «За боевые заслуги».

Невиданную выдержку и хладнокровие проявляли бывалые оленеводы, выполняя боевые задания. Саам Иван Никитич Матрехин гнал свою запряжку по огромному снежному озеру, когда над ним появился немецкий самолет. Матрехин в довоенной жизни не сталкивался с авиацией, но точно знал, что на запряжках лежит груз, который ему приказано доставить на передовую, а рядом с ним олени, о которых он привык заботиться больше чем о самом себе. Поэтому, когда немецкий летчик открыл огонь по оленьему каравану, Матрехин никуда не убежал, а лишь сел в снег рядом со своими любимцами. Четыре захода сделал самолет над оленьим транспортом и, расстреляв весь боезапас, улетел. Тогда Матрехин невозмутимо принялся за свою работу: осмотрел и выпряг раненых оленей, привязал их сзади и продолжил свой путь к линии фронта. Только за январь-март 1943 года он перевез на своих оленях 43 тонны грузов, из них 18,5 тонн — на передовую, вывез с поля боя 33 раненых красноармейца. 30 апреля 1944 года ездовой-оленевод 3-го дивизионного оленьего транспорта 10-й гвардейской стрелковой дивизии красноармеец И.Н.Матрехин был награжден медалью «За боевые заслуги».

Еще одно важное качество оленей делало их замечательными бойцами. Олени — крайне молчаливые животные. Даже раненный олень не издает никаких звуков, а потому совершенно незаменим в разведывательных и диверсионных операциях. Линия фронта в Заполярье не была сплошной. Через бреши наши подразделения часто совершали рейды по тылам противника, за линию фронта уходили разведотряды и партизаны. Используя олений транспорт, в 1942 году оленье-лыжным батальоном был разгромлен вражеский аэродром около Петсамо.

Из воспоминаний военветврача Е.И.Горбунова:

«Для нападения выбрали самую темную пору. Мела сильная поземка. Бойцы в белых халатах. Оленей не слышно. Это не лошадь, которая неожиданно может заржать и испортить все дело. Подобрались незаметно, переждали, пока фашисты улягутся, а потом внезапно налетели. Уничтожив охрану, взорвав самолеты и склад горючего, растворились в снежной круговерти незаметно, как и нагрянули. Попробовали нас догонять, да куда там!»

Подразделения оленьего транспорта оказали неоценимую помощь нашим войскам в проводимых боевых операциях. 28 апреля 1942 года началась Мурманская наступательная операция, в ходе которой на мыс Пикмусь был высажен десант 12-й бригады морской пехоты. Вместе с морскими пехотинцами на десантные суда с большим трудом были погружены олени. Но еще более трудной задачей стала выгрузка животных. К каким уловкам только не прибегали бойцы оленье-транспортных подразделений, чтобы заставить своих упрямых подопечных выбраться на берег. Их пытались погрузить в шлюпки, их сталкивали в воду, из которой они, следуя природному инстинкту и выучке, самостоятельно выбирались на берег. Тем не менее, помощь, которую оказал олений транспорт в этой, в общем-то неудачной операции, нельзя недооценивать. 50 оленьих упряжек занимались перевозкой раненых и спасли немалое количество человеческих жизней. Командиром 3-го дивизионного оленьего транспорта в этой операции был старший лейтенант Семен Петрович Шерстобитов. Его подразделение вывезло с поля боя до полутора тысяч раненных бойцов и командиров. Позже в марте-апреле 1943 года с 31-й отдельной лыжной бригадой в составе 901-го горного корпусного артиллерийского полка олений транспорт Шерстобитова доставил к месту боя материальную часть артиллерийских орудий. В ходе освобождения от немецких захватчиков Петсамской области Шерстобитов готовил войсковых оленей под вьюки. Благодаря его усилиям, олени отлично справились с работой по транспортировке боеприпасов 126-го легкого стрелкового корпуса в ходе марша по бездорожью тундры. За организацию отличной работы оленьего транспорта 20 декабря 1944 года старший лейтенант Шерстобитов был награжден орденом «Красной Звезды».

В октябре 1944 года бойцы-оленеводы принимали участие в Петсамо-Киркенесской операции. Оленьи транспорты были приданы пехотным подразделениям, совершавшим глубокие рейды по бездорожью в тыл врага. Местность была крайне сложная для проведения маршей крупных войсковых подразделений. Наши части передвигались по территории, куда не ступала нога человека, обходя с флангов крупные оборонительные пункты врага. Олени шли навьюченные боеприпасами и продовольствием. Эффект от внезапного появления этих колонн в глубоком вражеском тылу был ошеломителен для противника.

С 7 по 28 октября 4-й дивизионный олений транспорт 72-й отдельной Морской стрелковой бригады, в котором нес службу коми-ездовой Федор Васильевич Чупров, находился при 1-м отдельном стрелковом батальоне. На всем пути марша в глубокий тыл противника Чупров осуществлял перевозку боеприпасов на своих оленях. 13 октября батальон перерезал дорогу Петсамо-Салмиярви и вступил в схватку с противником. За героическую работу по транспортировке грузов в сложных условиях и личную отвагу в бою красноармеец Ф.В.Чупров был награжден медалью «За отвагу».

Оленье-транспортные подразделения блестяще справились с поставленными перед ними задачами и оправдали возложенные на них надежды. Их усилиями за годы Войны за полярным кругом было вывезено с передовой более 10 тысяч раненых, эвакуировано из тундры 162 неисправных самолета.

Но несмотря на все преимущества использования этих выносливых животных, случались порой и совершенно анекдотичные ситуации.

В своих дневниках К.Симонов поведал историю одного полковника, которому довелось работать с оленями:

«Неприхотливое животное олени! Такие неприхотливые, что ничего, кроме своего ягеля, не жрут. А где его возьмешь, этот ягель? Даешь ему сена — головой мотает, даешь хлеб — головой мотает. Дай ему ягель! А ягеля нет. Так я и воевал с ними, с оленями. Я на себе вместо них грузы таскал, а они ходили, свой ягель искали»

Кроме оленей в Красной Армии использовались и другие экзотические животные. Для нужд армии были мобилизованы даже лоси. Следы лошадей и оленей часто демаскировали расположение наших подразделений. Зато следы лося были вполне закономерны в зоне их обитания и не вызывали подозрений у неприятеля. Самым трудным в работе с этими дикими животными было их приручение и воспитание. Сохатые бойцы плохо поддавались обучению, поэтому их военное использование было единичным. Однако около 20 особей были переданы в разведотделы различных армий.

На южном участке протяженного советско-германского фронта к участию в боевых действиях были привлечены величественные корабли пустыни — верблюды. Такое решение было продиктовано скорее не климатическими условиями, а острой нехваткой транспортных средств в армии. Во время ожесточенных боев на подступах к Сталинграду в Астрахани спешно формировалась 28-я резервная армия. Катастрофическая нехватка людских ресурсов, оружия и техники заставляла власти искать новые методы решения вставших перед ними проблем. Транспортный вопрос для воинского соединения был решен весьма оригинально. В качестве тягловой силы для артиллерии и обозов были приспособлены верблюды.

В короткий срок к месту формирования прибыло около 350 животных из разных районов. Были здесь астраханские, туркменские, казахские верблюды. Некоторых диких особей выловили в окрестностях Астрахани. Вся эта разношерстная орава должна была выполнять роль транспортных тягачей. Солдаты недоумевали, как им обращаться с этим новообретенным транспортным средством, но на помощь им пришли местные пастухи, быстро обучившие животных военной работе. Верблюды стали работать в упряжке, таскать повозки, полевые кухни и артиллерийские орудия. Эти неприхотливые и выносливые животные пришлись по душе нашим бойцам. Одна упряжка из двух верблюдов по своей эффективности вполне могла заменить грузовик.

Укомплектованная верблюжьим батальоном выступила 28-я резервная армия из Астрахани к Сталинграду. После окружения гитлеровцев в Сталинграде соединение получило приказ двигаться к Ростову. В ходе боев львиная доля верблюжьего поголовья погибла. В одном из столкновений с немецкими танками было убито до 90% этих огромных животных, ставших прекрасной мишенью для неприятеля.

После переформирования астраханское соединение было укомплектовано техникой, но уцелевшие животные стали любимцами бойцов и продолжили свою военную карьеру. Доподлинно известно о судьбе трех верблюдов астраханского призыва. Два из них — неразлучная парочка Машка и Мишка — были мобилизованы из поселка Нижний Баскунчак. Третий — Яшка — получил свое имя от названия родного калмыцкого села Яшкуль. Все трое с боями дошли до Берлина и участвовали в его освобождении. Машка и Мишка привезли в Берлин артиллерийское орудие старшего сержанта Нестерова из 902-го стрелкового полка, которое участвовало в штурме Рейхстага. По дороге от Астрахани до Берлина сменялись, погибали, получали ранения бойцы орудийного расчета. Только пара двугорбых преодолела весь этот путь без замен!

В книге писателя В.Успенского есть такие строки об обстреле имперской канцелярии:

«Командир орудия старший сержант Нестеров и наводчик Кармалюк установили орудие под уцелевшей аркой. Верблюдов отвели за стену, в укрытие. Светловолосый богатырь Нестеров, волжский рыбак, сам вогнал в казенник снаряд, шагнул в сторону, привычно вскинул руку с флажком и крикнул: - ОГОНЬ!»

Бойцы Красной Армии в шутку наградили своих питомцев всеми знаками гитлеровских отличий. В строгом порядке на ленте, перекинутой через их горбы и завязанной под брюхом, красовался полный набор орденов и медалей немецкой армии, которому мог позавидовать любой гитлеровский вояка. Спину Яшки украшала еще и попона, на которой была выведена надпись «Астрахань-Берлин».

После капитуляции Германии «живые тягачи» нашли недолгий приют в Берлинском зоопарке, откуда вскоре были с почестями отправлены в специально оборудованных вагонах в Московский зоопарк, где и дожили свой верблюжий век.

Не только людскими усилиями ковалась нелегкая Победа над врагом. Свою лепту в разгром гитлеровских захватчиков внесли выносливые и неприхотливые четвероногие бойцы, сменившие по прихоти Войны мирные родные пастбища на тяжелые фронтовые дороги.

Комментарии пользователей
Для добавления комментариев вам необходимо Авторизоваться
Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь