Танковое сражение под Прохоровкой

С 10 июля 1943 г. по 12 июля 1943 г.
Т-34 против «Тигров»
— 0 человек проголосовало
Первым делом в выпуске я читаю материалы из следующей рубрики:

Следите ли вы за выходом новых материалов вестника «Календарь Победы»?

Судьбы и подвиги

Фронтовой корреспондент

 

Слышишь, как порохом пахнуть стали
Передовые статьи и стихи?
Перья штампуют из той же стали,
Которая завтра пойдет на штыки.

Константин Симонов

Военных корреспондентов фронтовики ценили за бесстрашие, достоверность и оперативность статей, репортажей, очерков. Им было нужно находиться в самых горячих местах сражений, все испытать, увидеть. Эта самоотверженность иной раз давалась военным корреспондентам с трудом. Грустно было думать, что, если тебя сразит пуля, читатель, оценивший подвиги солдат, описанные тобою, так и не узнает о том, каким был твой собственный вклад в завоевание Победы.

Писатель и журналист Константин Иванович Буковский родился в 1908 году в Тамбовской губернии в крестьянской семье. Всю сознательную жизнь Буковский посвятил журналистике и публицистике. До войны он работал в Москве редактором заводских газет, корреспондентом газеты «Красная звезда». С первых дней войны Константин Иванович находился в действующей армии и, будучи фронтовым корреспондентом «Красной звезды» большую часть времени работал непосредственно в войсках ведущих бой, нередко принимая в сражениях личное участие.

Борьба с немецкими танками на Белгородском направлении.(От специального корреспондента «Красной звезды»)

Второй день идут ожесточенные бои на Белгородском направлении. Наши войска продолжают отбивать атаки крупных немецко-фашистских сил. Части N соединения, действующие здесь, стойко защищают занимаемые рубежи и не дают противнику возможности прорвать оборону. Лишь на отдельных участках немцам удается незначительно продвинуться.

В немецком наступлении особенно большую активность проявляют танки. Неприятель вводит в бой сразу по нескольку десятков, а иногда и больше сотни танков. Поэтому бои на Белгородском направлении отличаются исключительным упорством и ожесточенностью. Наши части, умело организуя огневое сопротивление, не дают ходу вражеским танкам и наносят им огромный урон.

Чтобы выявить, какие большие потери несут немецкие подвижные войска в наступлении, достаточно привести следующий пример. На одном участке противник бросил в атаку более ста танков. В большинстве это были тяжелые машины. За танками следовало несколько полков пехоты. По всему было видно, что неприятель создал здесь сильный танковый кулак и намеревался одним ударом пробить нашу оборону. Однако, как немцы ни маневрировали, как ни старались прорваться через передний край обороны, им не удалось этого сделать. Одна наша истребительная часть, действуя совместно с пехотой, успешно отбила вражескую атаку.

Бой длился несколько часов. Немцы кидались из стороны в сторону, пытаясь всячески нащупать слабое место нашей обороны. Но всюду их встречал мощный артиллерийский и минометный огонь. Там же, где противнику удавалось выдвинуться на уровень наших передовых огневых точек, его танки попадали под перекрестный огонь советской артиллерии и минометов, а пехотинцы осыпали их из блиндажей и окопов гранатами, бутылками с горячей жидкостью. Бой кончился тем, что истребительная часть и пехота уничтожили 85 вражеских танков. Противник потерял также около двух тысяч человек убитыми. Такой же огромный урон терпят немцы и на других участках в районе Белгорода.

Предпринимая наступление, гитлеровцы, видимо, делали основной упор на свои танки. Об этом говорит уже тот факт, что на узком участке они сосредоточили весьма крупные танковые силы. Следует еще отметить. Что в немецком наступлении участвует большое количество тяжелых танков.

Предприняв наступление, немцы нисколько не обновили тактику своих танковых войск. Как и прежде, дорогу танкам пыталась расчищать авиация. Вражеские самолёты эшелонами по 25-30 машин подвергали бомбардировке узкие участки, куда потом должны были хлынуть танки. Но наша оборона оказалась достаточно прочной. Когда немецкие танки после воздушной бомбардировки шли в атаку, то еще на подступах к переднему краю многие машины подрывлись на минных полях. Танки, пробившиеся через минные поля, наталкивались на мощный огонь нашей артиллерии.

В начале наступления немцы вводили в бой танки относительно мелкими группами, как бы прощупывая нашу оборону. Как только эти группы приближались к переднему краю, быстро оживали молчавшие до сих пор огневые точки, дружным огнем уничтожая немецкие бронированные машины. В последующих атаках противник применил уже более крупные танковые силы. Причем атаки предпринимались то одновременно на ряде участков, то на отдельных направлениях.

В районе двух населенных пунктов после нескольких небольших атак немцы стали наступать значительными силами танков и пехоты. В боевых порядках танков и вслед за ними шли самоходные орудия. Наши части смело приняли бой. Упорно защищая свои позиции, они интенсивным огнем преграждали путь немецким танкам.

Бой длился почти полдня. Всё горело. Обе стороны подвергались воздействию большого количества артиллерии всех калибров, минометов и других огневых средств. Но противник имел на этом участке значительное численное превосходство, и двум его танковым группам удалось несколько вклиниться в нашу оборону. Оба населенных пункта были захвачены немцами. Противник сразу же попытался развить успех наступления, но снова был встречен метким огнем наших артиллеристов и минометчиков. Группа немецких танков, около 18 машин численностью, попыталась было прорваться дальше в глубь нашей обороны. Она была окружена и полностью уничтожена. Тем временем другие наши части, не дав противнику закрепиться в захваченных им населенных пунктах, вышли на фланги немцев и с двух сторон перешли в контратаку. Их удар оказался настолько сильным и стремительным, что противник побросав много оружия и оставив на поле боя сотни трупов, вынужден был отступить. Наши части заняли населенные пункты и прочно удерживают свои прежние позиции.

В борьбе с немецкими танками большую роль играют все наши огневые средства, начиная с пехотного оружия и кончая тяжелой артиллерией, бомбардировочной и штурмовой авиацией. Но, разумеется, основная роль в этой борьбе принадлежит специальным противотанковым средствам. Противотанковые пушки, находящиеся, как правило, в боевых порядках пехоты, и минометные батареи причиняют исключительно большой урон танковым силам неприятеля. Как показывают пленные немцы, их экипажи не переносят сильного огня наших противотанковых пушек и минометов. Как только они попадают под интенсивный обстрел, быстро поворачивают обратно.

Научились бороться с вражескими танками и наши стрелковые части. На одном участке немцы сосредоточили крупную танковую группу и начали наступать в двух направлениях, рассчитывая, таким образом, двумя клиньями разрубить нашу оборону. Основную тяжесть боев пришлось выдержать стрелковым частям, поддержанным артиллерией. Жаркие схватки, длившиеся до позднего вечера, кончились тем, что противник, потеряв несколько десятков танков, вынужден был отказаться от намерения прорвать нашу оборону.

В соседнем районе стрелковые подразделения под командованием тов. Некрасова успешно отразили одну за другой три ожесточенных атаки 60 танков противника. Ни одной позиции не отдали врагу славные советские пехотинцы. Были моменты, когда в отдельных местах создавалась тяжелая обстановка, над некоторыми стрелковыми подразделениями нависала угроза сильного удара. Но закаленные в боях стрелки не растерялись в этой обстановке и не спасовали перед опасностью.

Когда вражеские танки начали вклиниваться в нашу оборону, стрелковые подразделения, возглавляемые тов. Некрасовым, предприняли фланговые контратаки. Они отрезали немецкую пехоту от танков, раздробили неприятельские группы бронированных машин и поодиночке уничтожили их. Были случаи. Когда бои разыгрывались в районах наших дзотов, блиндажей, окопов. Но и это не страшило советских воинов. Они стремились побольше уничтожить неприятельских танков, нанести им такой урон, после которого противник вскоре выдыхался. Он не только не в состоянии был продвинуться дальше, но отходил обратно.

Майор К. Буковский
Действующая Армия (по телеграфу)
.

Буковский награжден двумя орденами «Красного знамени» (18.02.43 и 19.05.44). В наградном листе 1943 года отмечено, что его статьи отличаются глубоким содержанием и свежестью мысли, помогают лучше обобщить и быстрее передать войскам более современные тактические приемы.

Буковский являлся одним из лучших сотрудников редакции. Обычно его посылался туда, где развертывались решающие бои и, когда было необходимо оперативно осветить в газете боевые операции.

В наградном листе 1944 года говорится о том, что Буковский особенно проявил себя во время боев на Прохоровском плацдарме. Одна из его статей так и называется «Прохоровский плацдарм».

Прохоровский плацдарм

Бои на прохоровском плацдарме сыграли в немецком наступлении и контрнаступлении наших войск на Белгородском-Курском направлении роль поворотного момента. Подобно тому, как в 1942 году в знаменитых боях на котельниковском плацдарме была разгромлена ударная немецкая группировка, рвавшаяся к Сталинграду, так и здесь во встречном сражении были остановлены, а затем разбиты и отброшены отборные танковые силы противника, осуществлявшие удар на Курск.

Район станции Прохоровка уже не первый раз является ареной жестоких боев и крупного поражения немцев. В первую зимнюю кампанию наши войска окружили в Прохоровке до двух пехотных полков противника с танками и большим количеством артиллерии. Прошлой зимой наши танковые и мотострелковые части взяли в клещи и уничтожили в прохоровско-белеиихинском треугольнике контратакующую группу подвижных войск противника. Весной, во время немецкого контрнаступления, о прохоровской плацдарм разбились последние атаки немецких танков, и противник был оттеснен на линию белгородских высот. Теперь события вновь разгорелись в этих же местах, но уже в более широком масштабе.

Обстановка к началу боев на прохоровском плацдарме сложилась следующим образом. Противник, потеряв надежду прорваться вдоль шоссе Белгород - Обоянь, начал перегруппировку своих танковых сил, подтягивая их в правому углу клина. Цель перегруппировки состояла в том, чтобы ударом на северо-восток в направлении на Прохоровку и далее по железной дороге преодолеть нашу оборону на всю ее глубину. Меняя направления удара, противник надеялся бить по слабым звеньям обороны и достигнуть того, то не удалось ему в районе шоссе, - т. е. прорыва к Курску или даже восточнее Курска.

Между тем в это время шли бои юго-западнее и юго-восточнее Прохоровки. На первом из этих участков наш танковые части фланговыми контратаками локализовали попытку немцев расширить клин, а на втором немцы наносили вспомогательный удар, стремясь в дальнейшем соединить со своей основной группировкой.

В общем создавалось весьма своеобразное положение. Две стороны прохоровско-беленихинского треугольника были охвачены встречными боями, и в районе самой Прохоровки назревал решающий этап операции. Сюда, на основание треугольника, должны были обрушиться с двух сторон массированные удары немецких танков. Для парировния вражеских атак в этот район выдвинулось наше танковое соединение. Оно получило задачу – контратаковать главную группировку немцев и решительным воздействием на правый фланг парализовать ее активность.

Противников разделяла небольшая речушка. На первый взгляд она не была серьезным препятствием, но рекогносцировка показала, что изрезанная оврагами лесистая местность по берегам реки чрезвычайно неудобна для действий танков, а кое-где и совсем недоступна для них. Атаковать противника с этого рубежа означало лишить себя преимущества внезапности и быстроты действий. Танки, скованные в маневре, могли понести потери, не добившись успеха. Значительно большие выгоды предоставлял участок между железной дорогой и другой речкой, протекающей вдоль этой дороги. Широкие поля с небольшими пологими балками, лощинами и рощицами давали танкам необходимый простор и свободу маневрирования в ходе атаки.

Наши танки, передвинувшись в район самой Прохоровки, заняли здесь исходные позиции. В этот момент на стороне противника тоже произошли события, которые определили характер и развитие назревающего боя. Немецкое командование, движимое, очевидно, тем же стремлением обойти неудобный для танков рубеж, двинуло на этот же участок к Прохоровке, свои танковые дивизии. Совпадение произошло не только по месту действия, но и по времени. Две лавины танков двинулись одновременно навстречу друг другу и сошлись вплотную в трех километрах от Прохоровки. У совхоза «Комсомолец» разгорелось одно из крупнейших в этом году танковых сражений.

Появление наших танков на поле боя явилось для противника полной неожиданностью. Скрытное их выдвижение ночью и такая же искусная перегруппировка с занятием  исходных позиций – всё это ускользнуло от внимания немецкой разведки. Противник, убежденный в том, что ему придется иметь дело только с нашими пехотой и артиллерией, был ошеломлен внезапным столкновением с большими танковыми силами. С самого начала боя немцы проявили растерянность и отдали инициативу в руки наших войск.

Первый эшелон атакующих советских танков на полном ходу врезался в боевые порядки танковой колонны немцев. Ряды перемещались. Немецкие «Т-V», лишенные в ближнем бою преимущества своего вооружения, расстреливались нашими «Т-34» почти в упор. Сквозная атака была настолько стремительна, что передние ряды наших танков пронизали вест строй противника и вышли в хвост неприятельской колонны.

Широкое поле оказалось тесным для огромной массы сражающихся танков. Со стороны немцев в этом сражении участвовало до 400 тяжелых, средних и легких машин в сопровождении большого количества самоходной артиллерии. Это были ударные силы противника – дивизии эсэсовского танкового корпуса. Сражение длилось до позднего вечера. Сцепившиеся в один гигантский клубок танки уже не могли разойтись. Сшибаясь друг с другом в лоб, тараня друг друга в борт и расстреливая сзади, они дрались до тех пор, пока темнота не прекратила бой. С мощных немецких танков слетали тяжелые башни, снаряды пробивали навылет броню. На поле боя горело свыше сотни неприятельских танков и самоходных пушек.

Наши танкисты, нанеся встречный удар эсэсовским танковым дивизиям, одержали победу. Острие танкового клина противника, надломленное  в районе обояньского шоссе, было окончательно сломано на прохоровском плацдарме, откуда немцы рассчитывали совершить прыжок к Курску. После осталось нейтральным, и на нем в течение нескольких дней чернели обгорелые остовы невывезенных танков.

Правее танкового сражения, на соседнем участке, шел такой же ожесточенный пехотный бой. Здесь наше стрелковое соединение контратаковало противника и остановило его на водном рубеже западнее Прохоровки.

В тот же день, 12 июля, у деревни Ржавец, к юго-востоку от Прохоровки, наши части встретились с другой колонной немецких танков, стремившейся на соединение с главными силами. Бои, которые разыгрались на этом участке, характерны удачным контрманевром нашей противотанковой и полевой артиллерии, а также успешной фланговой контратакой танков.

Противник ударил по центру оборонительного рубежа, где было сосредоточено более десяти наших артиллерийских батарей. Мощным шквалом огня массированная атака неприятельских танков была отбита с большими для немцев потерями. Откатившись на исходные позиции и приведя себя в порядок, противник не повторил больше удара по центру, а попытался пробиться на фланге. Разведчики донесли, что немецкие танки движутся в обход соседнего села и накапливаются в лощинах. Все батареи были сняты с огневых позиций в центре и переброшены на фланг.

В таком контрманевре всей массы артиллерии был немалый риск. Противник мог обнаружить его и либо опередить ударом, либо вновь переместить свои силы к центру. Рискованным было также движение орудий под наблюдением и воздействием неприятельской авиации, но расчет нашего командования оказался верным. Умело осуществив маневр, батареи к моменту удара немцев по флангу обороны заняли заранее подготовленные позиции и вновь отбросили противника. Попытки немцев нащупать стыки частей и прорваться одновременно на обоих флангах тоже были парированы контрманевром артиллерии. Батареи маневрировали огнём и совершали броски вдоль фронта, выдвигаясь навстречу немецким танкам.

В кризисный момент боя, когда немцам удалось с помощью авиации подавить один участок наших артиллерийских позиций и большой группой своих танков вклиниться в оборону, командир N танкового полка получил приказ ударить по обнаженному флангу противника и восстановить положение. В неравном бою этот полк понес потери, но он остановил движение неприятельской колонны и затянул прорыв.

Бои на прохоровском поле и у деревни Ржавец явились последним этапом немецкого наступления на Белгородско-Курском направлении. Обескровленный противник вынужден был отказаться от концентрических атак в сторону Прохоровки и перешел к обороне на участках главного и вспомогательного ударов. Но бои на прохоровском плацдарме на этом не закончились. Через несколько дней они были возобновлены по инициативе наших войск, перешедших в контрнаступление из района прохоровки и западнее ее.

Немцы закрепились на линии прохоровских высот и в опорных пунктах по обе стороны железной дороги. Двумя неглубокими выступами они вклинивались в линию нашего фронта. Наши танковые части и наступавшее справа гвардейское стрелковое соединение боковыми контратаками срезали оба выступа и, овладев ключевыми позициями, сломили сопротивление немецких войск.

Бои за высоты к юго-западу от Прохоровки отличались наибольшим упорством. Немцы успели создать в этом районе систему взаимодействующих огневых узлов, подтянув сюда большое количество артиллерийских и минометных батарей. Дороги и лощины противник заминировал. Немецкая пехота использовала для обороны старые траншеи и отрыла новые, усилив их системой блиндажей с пулемётными точками. На обратных скатах и гребнях высот немцы расположили свои батареи с расчетом на фронтальный и фланкирующий огонь.

Исход боя решил прорыв наших танков, взаимодействовавших с авиацией, через боевые порядки немецкой пехоты с выходом в район артиллерийских позиций. Немецкие противотанковые узлы были в значительной степени подавлены огнем нашей артиллерии. На участке западнее Прохоровки гвардейское стрелковое соединение прорвало немецкую оборону на речном рубеже, и, энергично развивая успех, продвинулось на юг. Опорные пункты противника слева от железной дороги были атакованы перешедшими в контрнаступление другими стрелковыми частями. В результате немецкие войска, зажатые в треугольнике, вынуждены были с потерями откатываться на юг, к Белгороду.

Следующий этап боев на прохоровском плацдарме характеризуется ожесточенными схватками наших передовых частей с отступающим противником. Немецкие войска вначале оказывали сильное сопротивление на промежуточных рубежах, организуя подвижную оборону с использованием населенных пунктов и естественных препятствий, но уже на второй день бои наших частей приняли характер преследования. Наши подвижные группы, оттолкнувшись от прохоровского трамплина, вошли в прорыв и устремились наперерез отступающему противнику. Вскоре немцы были отброшены на исходные позиции, которые они занимали до 5 июля, и клин, ценою огромных потерь вбитый ими нашу оборону, был ликвидирован.

В боях на прохоровском плацдарме потерпели крупное поражение отборные немецкие танковые и пехотные войска. Здесь в полной мере проявилось не только высокое мужество советских войск, защищающих от врага родную землю, не только отличные боевые качества людей нашей армии и ее техники, но также и превосходство советской тактики маневрирования над немецкой тактикой. Этот плацдарм войдет в историю Отечественной войны как место крупнейших столкновений, определивших собой провал июльского наступления немцев на Белгородском-Курском направлении.

После войны Константин Иванович Буковский работал в журнале «Огонёк». В основном журналист писал о проблемах сельского хозяйства, о жизни крестьян. В 1950 – 1960-е годы были изданы его книги «Судьба станицы» (1952), «Вехи времени» (1959), «Всё о деревне» (1965), «На моей земле» (1969), в которых много внимания уделено истории тамбовской деревни.

 

Комментарии пользователей
Для добавления комментариев вам необходимо Авторизоваться
Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь