Оборона Таманского полуострова

С 17 апреля 1943 г. по 7 июня 1943 г.
Воздушные бои над Кубанью
— 2 человека проголосовало
Первым делом в выпуске я читаю материалы из следующей рубрики:

Следите ли вы за выходом новых материалов вестника «Календарь Победы»?

Военная операция

Воздушные бои над Кубанью

Нефть — кровь войны. Танки, самолеты, боевые корабли — все эти грозные боевые машины становятся без топлива простым металлом. К началу войны сибирская нефть еще не была открыта. В Бакинском нефтяном районе добывали более 70%, а в Грозненском и Майкопском — около 25% всего «черного золота» СССР. Потеря Кавказа означала бы поражение в войне.

В приказе от 21 августа 1941 года Гитлер подчеркнул, что до наступления зимы главным является отнюдь не взятие Москвы, а захват нефтеносных районов Кавказа. Выход в Закавказье предоставил бы возможность немецким подразделениям установить связь с армией Турции, дивизии которой уже стояли наготове вдоль границы с Советским Союзом.

Из всех амбициозных планов Гитлера на 41 год: захват Кавказа, Москвы, Ленинграда, — не был реализован ни один. Получив хлесткую оплеуху под Москвой, к плану захвата Кавказа Гитлер вернулся только весной 1942 года. Наступление на Кавказ немцы назвали красивым именем «Эдельвейс». Для выполнения задуманного, германское командование выделило группу армий «А» под руководством генерал-фельдмаршала Листа.

Началась операция 25 июля 1942 года, и эту же дату можно считать началом битвы за Кавказ, которая продлилась долгих 14 месяцев. Нанося врагу огромные потери, советские войска все же отступали. К концу осени обстановка стала меняться в нашу сторону. Наступательный ресурс врага иссяк, а разгром немцев под Сталинградом не давал возможность компенсировать потери. В декабре 42 года стало ясно — план «Эдельвейс» провалился.

А уже в январе 1943 года началась Северо-Кавказская наступательная операция. Немецкие войска отступали умело. На Таманском полуострове немцами была организована глубоко эшелонированная и укрепленная линия обороны, получившая название «Голубая Линия». Она протянулась от берега Азовского моря через реки, каналы и озера. Эти водные преграды укреплялись дотами и дзотами, осложняющими наступление советских войск. Коммуникации гитлеровских войск, проходившие через Керченский пролив, были уязвимы для авиации. Именно там весной-летом 43 года разгорелись самые масштабные воздушные бои Великой отечественной — сражения за господство в воздухе над Кубанским плацдармом, впоследствии названные «Воздушными боями над Кубанью 1943 года ».

Обороне Таманского полуострова Гитлер придавал огромное значение. Сохраняя его, немецкое командование, с одной стороны, прикрывало Крым, а с другой — имело возможность возобновления отсюда наступательных операций на Кавказе. Одновременно затруднялись действия Черноморского флота. Не менее важен данный рубеж был с психологической и пропагандистской стороны. После Сталинграда потеря присутствия на Кавказе сильно ударила бы по боевому духу всей армии, а уровень сопротивления на оккупированных землях мог многократно возрасти.

Исход битвы за Тамань во многом решался господством в воздухе. Противник перебросил сюда основные силы четвертого воздушного флота, насчитывавшего более полутора тысяч самолетов, что составляло более половины всей немецкой авиации, действовавшей на Восточном фронте. Были присланы лучшие авиачасти, в том числе, третья истребительная эскадра «Удет», пятьдесят четвертая «Зеленое сердце» и пятьдесят первая «Мельдерс». Кроме того, сюда же были направлены лучшие мастера воздушного боя, которые летали на «Фокке-вульф-190» — лучших у немцев самолетах-истребителях того времени.

Обер-лейтенант люфтваффе (немецких ВВС) Облезер писал после войны: «По мере того, как шла война на востоке, русские пилоты набирались все больше опыта и самолеты у них стали первоклассными. Наши самолеты становились все тяжелее и тяжелее, а русские пошли по иному пути, строя самолеты со все лучшей скороподъемностью и маневренностью. Русские действительно создавали самолеты с отличной аэродинамикой».

В начале апреля немецкая авиация имела примерно 2-х кратное превосходство в численности, но к разгару воздушных боев был уже паритет.

Всего же на сравнительно небольшом участке фронта было сосредоточено более 2000 самолетов с обеих сторон. По сводкам видно насколько возросла активность авиации к середине апреля.

ИЗ СВОДОК СОВИНФОРМБЮРО:
«....с 4 по 10 апреля включительно, в воздушных боях и на аэродромах противника уничтожено 117 немецких самолётов. Наши потери за это же время — 48 самолётов....»
«...с 11 по 17 апреля включительно, в воздушных боях и на аэродромах противника уничтожено 302 немецких самолёта. Наши потери за это же время 103 самолёта...»
«....18 апреля по неполным данным, сбито 25 и подбито 8 немецких самолётов...»
Успех советских летчиков

Действующая армия, 15 апреля (спецкор. ТАСС). Как сообщало Совинформбюро, во время воздушного налета на Краснодар противник потерял 25 своих самолетов. В воздушных боях многие наши летчики проявили исключительную отвагу и боевое мастерство. Особенно большого успеха добились два советских асса – гвардии майор Крюков и гвардии капитан Покрышкин. Она они были ведущими групп наших истребителей и сбили по 3 «Мессершмитта» А. Малибашев

Первое массовое воздушное сражение произошло 17-24 апреля. В нем участвовало около 650 самолетов противника и 500 советских самолетов.

Воздушные бои на Кубани

Действующая армия, 18 апреля (спецкорр. ТАСС). В низовьях Кубани вражеские самолеты пытаются бомбить наши боевые порядки, ближние и дальние тылы. Но им далеко не всегда удается это. Как ни усиливают фашисты свою авиацию, достигнуть господства в воздухе они не могут. Где бы ни появились немецкие самолет, всюду они встречают сильнейший отпор.

Истребители одной только авиачасти провели за последний месяц 73 групповых воздушных боя, в результате которых сбили 14 «Мессершмиттов-109», 12 «Юнкерсов -87», один «Юнкерс-88», разведчик «Фокке-Вульф» и 8 больших транспортных самолетов. Кроме того, летчики этой авиачасти произвели несколько налетов на аэродромы и посадочные площадки неприятеля.

Советские летчики не ждут, когда появятся в небе фашистские машины. Они сами ждут встречи с врагом и, захватывая инициативу, смело атакуют его, даже если численный перевес бывает на стороне противника.

Командование Северо-Кавказским фронтом высоко оценило результаты действий наших пилотов:
«В результате воздушного сражения победа бесспорно осталась на нашей стороне. Противник не добился своих целей. Советская авиация не только успешно противодействовала врагу, но одновременно противник вынужден был прекратить воздушные бои и убрать свою авиацию»
Подвиг старшего лейтенанта Осипова

Скупы и строки слова боевого донесения: «Наш бомбардировщик был атакован вражеским истребителем. Истребитель произвел две атаки. Летчик и стрелок бомбардировщика ранены». А за этими словами – подвиг. Замечательный подвиг во славу родины.

Самолет пролетел линию фронта и оказался над территорией, занятой врагом. Единой мыслью всех членов экипажа было: как можно лучше выполнить задание командования, нанести больший ущерб врагу.

— Усилить наблюдение за воздухом, - приказал командир экипажа гвардии старший лейтенант Осипов.

Стрелки заняли свои места, пристально всматриваясь в темноту ночи. По расчетам штурмана самолет был у цели – крупного железнодорожного узла, места сосредоточения складов техники, вооружения и продовольствия противника. И вдруг стрелки-радисты заметили в стороне самолет. Командир приказал наблюдать за ним и продолжал идти боевым курсом на цель.

— Товарищ командир, вражеский самолет снизу атакует нас!

«МЕ-110» дал очередь, осколки снаряда и пуля впились в тело Осипова. Он почувствовал острую боль, но ничего не сказал членам экипажа, а еще крепче сжал в руках штурвал.

— Через пятнадцать секунд буду бросать бомбы, - сказал в телефон штурман.

Осипов точно выдерживал курс. Штурман сбросил бомбы, и они упали в самый центр цели. В это время истребитель снова атаковал, уже слева. Стрелки открыли ответный огонь. Тяжело ранен в правую ногу воздушный стрелок Почетовский. Но победа – за экипажем нашего самолета: враг был отогнан. С левым разворотом и со снижением самолет уходил от цели. Только теперь летчик сказал о своем ранении.

— Как вы себя чувствуете, товарищ командир?

— Ничего. Предайте на землю: задание выполнено, ранены командир и стрелок.

Самолет был уже над родной землей. Осипов истекал кровью, но бросить машину и экипаж нельзя, нужно идти домой. Он не беспокоился о себе, а все время спрашивал, как чувствует себя стрелок. Почетовский молчал, превозмогая сильную боль. Вот уже виден аэродром, его световой маяк, вспышки ракет, посадочные прожектора.

— Штурман, давай сажать машину.

Пошли на посадку, сели хорошо, несмотря на то, что колесо оказалось пробитым. Всего в самолете было свыше шестидесяти пробоин.

Моторы остановились. В кабине в полуобморочном состоянии находился летчик. Его лицо было бледноземлистого цвета, со лба стекали капли холодного пота. Опираясь на плечи боевых товарищей, встречавших самолет, он дошел до санитарной машины.

Комбинезон летчика был полон крови. Бронебойная пуля, выпущенная немцем, пробила сидение летчика, парашют, комбинезон, впилась в тело летчика и застряла в брюшной полости. В госпитале Осипову была сделана операция. Пуля извлечена.

Гвардии лейтенант С. Красильщик.
Н-ский аэродром.

Безнаказанное господство немцев в воздухе осталось в прошлом. Наши части пополнялись молодыми талантливыми пилотами и новыми моделями самолетов, превосходящими по летным характеристикам немецкие. А бывалые ассы продолжали оттачивать свое мастерство и делиться опытом с начинающими летчиками.

Год в боях

Действующая армия, 16 апреля (спецкор. ТАСС). Год назад на одной из площадок, в непосредственной близости к фронту, совершили посадку легкомоторные бомбардировщики Н-ской части. Молодые летчики, из которых была сформирована часть, только что закончили аэроклубы, летные школы и не имели никакого боевого опыта.

Несколько дней ушло на знакомство с местностью, с передним краем и ближним тылом гитлеровцев. Наконец, получено боевое задание.

Первая ночь не принесла успеха. Необстрелянные экипажи из зоны зенитного огня уходили слишком далеко. Другие же, наоборот, шли напролом. На цель выходили не вовремя, долго задерживались над ней, подвергая себя излишней опасности.

Но с каждым днем все больше и больше молодые летчики овладевали боевым мастерством. Усложнялись задания. Однажды легкомоторные бомбардировщики поддерживали наступление наших войск. Пытаясь вернуть населенный пункт, гитлеровцы сосредоточились для контратаки. В это время подоспели наши самолеты. Они сбросили осветительные авиабомбы и забросали немцев фугасными бомбами на исходном рубеже.
Советские пулеметчики, пользуясь ярким светом, засекли место скопления фашистской пехоты и нанесли ей большой урон. Вражеская контратака захлебнулась.

Постепенно вырабатывались боевые традиции. Летный состав не без гордости заявляет: «Для нас нет плохой погоды». Это верно: в зимние метели и в весенние туманы бомбардировщики уверенно выходили на цель. Полеты при любых атмосферных условиях вошли в систему.

За год пребывания на фронте летчики уничтожили 19 «Мессершмиттов», 10 «Юнкерсов», 10 артиллерийских и 14 минометных батарей, 18 складов с боеприпасами, 27 зенитно-пулеметных установок, 54 автомашины с войсками и грузом противника. Кроме того, истреблено до трех батальонов неприятельской пехоты. Таков итог боевой деятельности летчиков.

Прежние молодые пилоты и штурманы стали опытными воинами. Они не дают ни днем ни ночью покоя гитлеровцам, сковывают их движение на рокадных дорогах. Пересекая линию фронта, экипажи уже отлично знают, где будет открыт зенитный огонь, как он него уклониться, с какой стороны лучше всего зайти на цель.

Продвигаясь по освобожденной территории, мы видели на дорогах разбитые вражеские орудия, автомашины, обгоревшую землю на месте складов боеприпасов. Здесь работали летчики Минеев, Колядин, Павлов, Мирошников, Будай и другие.

В эту горячую пору ночи казались короткими. Минеев и Павлов совершали по восемь-десять боевых вылетов. Некогда было покурить.

Две-три затяжки, пока подвесят бомбы – и снова в полет. Не считаясь с трудностями, неблагоприятными условиями погоды, усталостью, обязательно выполнить задание – вот еще одна традиция летного состава.

За год боевой деятельности молодые летчики закалились в боях и уверенно, точно выполняют задания командования.

В Медведев.

Прославленный советский асс, первый — трижды Герой Советского Союза Александр Иванович Покрышкин, свою первую звезду Героя получил за бои над Кубанью. С января по апрель 1943 года 16-й гвардейский авиаполк находился в Иране, где получал новые самолеты Р-39 «Аэрокобра». В первом же бою на новом самолете А.И. Покрышкин сбил самолет противника. За период с 09.04.1943 по 18.04.1941 он лично сбил 5 самолетов противника. По совокупности побед с начала войны был представлен к званию Герой Советского Союза. И уже после представления с 21.04.1943 по 04.05.1943 пополнил свой боевой счет еще пятью победами. Из них: три самолета МЕ-109 и два Ю-87. И стоит сказать, что это только подтвержденные победы: основные бои летчикам приходилось вести над морем, где не было свидетелей побед.

Почти 2 месяца длилась битва за небо над Кубанью. Благодаря усилиям нашей авиации была подорвана мощь люфтваффе на советско-германском фронте. Интенсивное давление советских войск вынудило немецкое командование перенести осуществление крупных операций на других участках фронта.

Именно здесь, на Кубани, зарождались черты новой тактики и оперативного использования авиации в борьбе за господство в воздухе в боевых операциях. Этот неоценимый опыт был широко применен в дальнейшем на Курской дуге.

Комментарии пользователей
Для добавления комментариев вам необходимо Авторизоваться
Нет аккаунта? Зарегистрируйтесь